«Фильм, сделанный из боли» – режиссер Юрий Грымов поделился впечатлениями о выходящем в прокат «Джокере»

В кинотеатрах стартует показ долгожданного фильма «Джокер» с Хоакином Фениксом в главной роли. Критики рукоплещут и называют «Джокера» лучшей картиной в этом году. Известный российский режиссер Юрий Грымов в Facebook поделился впечатлениями от фильма.

«Джокер» фантастически, пугающе современен. Пугающе. Он очень точно и не в лоб говорит о современном мире. Я уверен, что очень многие после просмотра больше будут говорить о своих ощущениях, которые вызвал фильм, нежели о нем самом. Они будут говорить о своем отношении к себе, к сегодняшнему безумному, жестокому и циничному миру, в котором не осталось ничего, к чему человек стремился бы всеми силами, кроме успеха и денег.

Самое интересное — совершенно непонятно, какую реакцию вызовет фильм у каждого отдельного конкретного зрителя. И какие повлечет он последствия — для каждого в отдельности и в более серьезных масштабах. Есть картины, которые поднимали людей в бой. Есть те, которые способны разрушить человека изнутри. Что произойдет внутри вас, когда вы встретитесь с миром Джокера, не способен предсказать никто. Уверен, что после этого фильма каждый зритель сделает свои собственные выводы, и у всех они будут разные. И в этом — величие этого фильма.


Это как с выдающимися живописными полотнами: кто-то стоит перед картиной и плачет, кто-то берет нож и бросается, чтобы уничтожить ее, кто-то крадет картину и продает на черном рынке. А кто-то пытается сделать вид, что не замечает ее, потому что боится. Боится посмотреть на себя — рядом с этой картиной, боится увидеть Джокера внутри себя самого.

Фильм весь сделан из боли за сегодняшний мир. За человека, который вынужден в этом мире продолжать жить. Так что эта картина не про Джокера даже. Она — про нас, сидящих в зале. Про то, как нам больно и противно жить, когда вокруг ложь. Про то, как многие из нас переживают эту боль, преодолевают отвращение и приспосабливаются ко лжи и грязи вокруг и внутри себя. Про то, как белое называют черным — и как почти все начинают в это верить или притворяться, что верят.

И то, что в одной из больших ролей здесь играет Де Ниро, — грандиозный шаг. Почему? Не потому, что он прекрасный актер. Но потому, что Де Ниро, за последние годы разменявший свой талант на самые низкопробные, дешевые голливудские поделки и превратившийся на наших глазах в этакого Микки Мауса, играет здесь этого Микки Мауса — самого себя. Перейдя границу добра и зла, став самостоятельным образом и растворившись в нем, в «Джокере» Де Ниро сыграл этот переход. Грандиозно.

Для большей наглядности я мог бы пересказать тут пару сцен из фильма, нисколько не опасаясь обвинений в спойлерстве. Поверьте, этому фильму спойлеры не грозят. Он стоит слишком особняком. Даже в смысле жанра, который определить вообще невозможно. Фильм слишком цельный, многогранный, странный и глубокий, чтобы ему можно было навредить пересказом сюжета.

Одна оговорка: я бы предостерег от просмотра этого фильма тех зрителей, кто отличается большой впечатлительностью или обладает неустойчивой психикой. Вашим фобиям будет нелегко пережить встречу с миром Джокера. Он, этот мир, взглянет на вас очень пристально, очень внимательно и с очень близкого расстояния. И это серьезно.

Еще одно: если есть возможность, посмотрите фильм в светлое время суток. Потому что, если вы, как я вчера, выйдете из зала в темноту и сырость ночи большого города, вы рискуете не вернуться в реальность, застряв еще на пару часов в атмосфере, которую создает этот фильм. В атмосфере приговора, вынесенного всем нам, всему нашему миру.

Я исповедую художественное кино. С акцентом на «художественное». «Джокер» меня покорил еще и тем, что в нем необыкновенно тонко и органично сочетаются пугающая правдивость и некоторая театральность происходящего.

В этом смысле картина — это посвящение великому американскому кинематографу прошлого. В котором еще жил театр, в какой-то своей особенной реинкарнации. Поэтому я безмерно рад тому, что этот фильм сделали американцы. Что они оказались способны даже на основе комикса выстроить нечто большое и настоящее. Это значит, что-то такое они поняли. Может быть, это будет началом движения в сторону того самого художественного кинематографа, которое так люблю я и, надеюсь, вы тоже. И даже если это чистый маркетинг, и сегодня такой формат продается лучше других — значит, молодцы мы, зрители, мы заставили Голливуд сделать настоящее кино.

Вопросы ремесла и кинематографического качества в отношении этой картины обсуждать не имеет смысла. Это высочайший уровень. Некоторые сцены мне хотелось назвать страшно красивыми: мне было страшно, но я наслаждался красотой происходящего. Фильм, вне всяких сомнений, разберут на цитаты — в художественном смысле, не словесном. По своей силе, по неоднозначному воздействию для меня этот фильм стоит рядом с «Заводным апельсином» Кубрика — таким же страшным и красивым одновременно. И, повторюсь, это прекрасно, что фильм воздействует на зрителя неоднозначно! Потому что именно этим настоящее искусство отличается от наглядных пособий, агиток и плакатов: из него каждый может почерпнуть что-то свое, порой прямо противоположное.

Я — это не секрет — давно уже поставил крест на современном кино. И с этой точки зрения «Джокер» — фильм, каких уже давно не делают. Таких фильмов сегодня просто нет. И — вот, есть», — написал Грымов в социальной сети.