Пчёлы против мёда или зачем слили УАЗ?

Пчёлы против мёда или зачем слили УАЗ?

На прошлой неделе у общественности ЕАО перехватило дыхание от сенсаций в сфере общественного питания. Здесь мы имеем в виду «Кейс Мильгром» и запутанную историю с якобы необоснованно дешевой столовой в Правительстве ЕАО.

Сразу отметим, что основное медийное сопровождение и обсуждение этих скандалов  осуществлялось в одном семантическом ключе — «чиновники жируют, дети и их родители голодают», который так нравится некоторой части местной публики, заряженной вибрациями левой демагогии.

Однако, две этих истории соприкасаются друг с другом лишь в некоторой степени. А именно в том, что и в первом и во втором случае речь идет о местах, где люди принимают пищу.

И в первом и во втором случае в организации этого самого приема есть недостатки и нарушения. По школьным столовым — уже точно — прокуратура это подтвердила, а по столовой в Правительстве — прокурорским сотрудникам только предстоит это выяснить. Но там действительно как-то всё непонятно.

Два этих скандала имеют абсолютно разную природу, источник, а самое главное — цели.

В случае со школьными столовыми все предельно ясно: муниципальное предприятие повышает цены на питание школьников, от новых расценков у директоров учебных заведений и родителей выпадают глаза, но только директор первой гимназии Валентина Мильгром пишет письмо в прокуратуру с просьбой разобраться.

В этой точке ситуация становится публичной, проходит немного времени, из-за своего демарша директор-мятежник теряет работу, снова подключаются СМИ и общественность, точку ставит прокуратура, подтвердив, что новые цены на питание в школах незаконны, как и сама система их определения.

Муниципалитет оправдывается, Мильгром и ее сторонники чувствуют свою правоту, боролись не зря. Есть вероятность, что антимонопольная служба внесёт в эту историю окончательную ясность и цены на школьную еду вновь станут вменяемыми.

Мильгром, тем временем, для всех становится примером неравнодушного руководителя. Природа, источник, герои и цели этой скандальной ситуации естественны и всем понятны.

Скандал со столовой в Правительстве выглядит  гораздо менее естественным. Слив компромата о непонятных схемах организации питания в Правительстве автономии появляется в самый разгар скандала с питанием школьным.

Семантические мостики с одной ситуации на другую очень легко перебросили, чем еще больше накалили страсти. Вне школьного контекста эта история выглядела бы блекло.

Кстати сам текст расследования для многих читателей показался не менее запутанным, чем сама описываемая схема и весь её «ужас».  Возможно авторы расследования и сами до конца не разобрались в степени её общественной опасности и фактической подоплёке.

Давайте теперь мы попробуем разобрать ситуацию со столовой в Правительстве по той же логике, которую мы применяли в случае со школьными столовыми.

В правительстве организуют буфет для собственных нужд, чтоб обеспечить своих сотрудников доступным питанием и для этого проворачивают мало понятные манипуляции с правом пользования помещениями этого самого буфета.

Еду, по бумагам, якобы, начинает готовить государственное учреждение «База лесоохраны», которое по названию не совсем для этого годится, но по уставу скорее всего может делать, что угодно.

Фактически же еду готовят сотрудники УАЗа в соответствии с договором. С юридической точки зрения прикопаться можно, но довольно сложно. Посмотрим, что скажут в прокуратуре.

Теперь о моральной стороне. Не все чиновники в Правительстве получают большие зарплаты, поэтому и ценой максимум в 150 рублей за обед  персонал учреждения был доволен. Там работают те же самые родители тех же самых детей, у которых подняли цены на обеды и завтраки в школах.

Начальники сделали добряк подчиненным, подчиненные довольны. Средний чек в этой столовой практически такой же как и во многих столовых на предприятиях и учреждениях ЕАО.  С точки зрения социальной справедливости всё тоже вроде ровно.

Фактически, никаких предпосылок к конфликтной ситуации нет. Правительство бы и дальше продолжало находиться в дрёме и спокойно питаться в этой столовой, если бы не одна пчела, которая по непонятным причинам решила пойти против мёда.

В курилке мы сначала выдвинули идеологическую версию, объясняющую ее поведение.

Пчела, знакомая с ситуацией и имеющая доступ к соответствующим документам,  возможно, не смогла терпеть бесчинства, происходящие прямо у неё под носом. Сдала «коррупционеров и мучителей народа» с потрохами.

Но почему-то не правоохранителям, а в СМИ, чтоб красиво и шумно. И чтоб самой не светиться. А засвет, кстати, получился мастерский, не спасли и те самые «закрытые уголки» на опубликованном скандальном распоряжении губернатора.

Учитесь пчёлы у Валентины Мильгром. Сначала прокуратура — потом СМИ. Тогда и не нужно уголки закрывать и потом нервно спать и переживать.

В нашем же случае пчела сливает компромат в СМИ до того как в деле вообще появляются правоохранительные структуры.

Следовательно цель пчелы —  поднять шум и попытаться привлечь внимание правоохранителей к другой пчеле, на которую очень тонко намекают в расследовании. И, видимо, публично создать ей проблемы.

Еще раз отметим, можно было бы сразу обратиться в правоохранительные структуры, написать заявление и спокойно ждать посадок, но не деревьев в мае, а тех самых «негодяев и коррупционеров».

Совершенно не понятно — зачем пчеле публично идти против улья и его столовой?

Мотив пчелы видимо не связан с самой столовой и необходимостью восстановления социальной справедливости, как в случае с Мильгром.

Такой мотив замешан на чем-то личном, например, обиде, желании отомстить, либо кем-то навязан извне.

Есть мнение,что улей, так назовём Правительство области, не совсем однороден, есть несколько противоборствующих групп. Это тема отдельного трёпа и мы к ней вернемся, но чуть позже в отдельном материале.

Так вот, в том самом злополучном УАЗе (управление административными зданиями) уже некоторое время идёт внутренняя проверка хоздеятельности и к бухгалтерским пчёлам этого учреждения очень много серьезных вопросов.

Проверку эту, как нам рассказали в курилке, запустила одна из противоборствующих чиновничьих группировок. Могут вскрыться очень интересные схемы и пчелки-бухгалтера прижали ушки.

Одна из группировок-оппонентов, которая эти схемы разработала, вероятнее всего и «срежессировала» скандал и через УАЗовскую «пчелу» выставила дураками своих противников, которые, по разговорам, пытаются в этом УАЗе старые схемы порушить, возможно в угоду своих, и тем самым ущемить интересы некоторых местных высокопоставленных пчёл.

В этой логике сама правительственная столовая «пчёл-разоблачителей» не интересует. Не интересуют в этом расследовании и голодные дети с завтраками и обедами за 159 рублей, не интересует социальная справедливость, а интересует лишь нанесение имиджевого удара по конкретным персоналиям, и их устранение руками силовиков, которым теперь в этой ситуации необходимо разобраться и привлечь виновных к ответу, если они будут обнаружены.

Так, что если в «кейсе Мильгром» мы видим настоящую борьбу за социальную справедливость, то во втором случае мы, скорее всего,  имеем дело с аппаратными разборками и войной пчелиных кабинетов.

При этом, как нам кажется, как нам хочется надеется, журналисты, готовившие сам сенсационный слив, скорее всего, не совсем подозревали, что являются частью этих разборок.

В пору говорить не о том, что в столовой улья шоколадка стоит 25 рублей, а о том, что пчёлы заняты междоусобицами, а не работой.

Придавая личному противостоянию публичный характер пчёлы не только показывают своё истинное лицо, но и рубят сук на котором весь улей держится.

А ведь если он опрокинется и разобьётся, во всём этом расплескавшемся мёде можно увязнуть, и жизнь тогда уже не будет казаться такой сладкой.

Излейте душу

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: